Вчера Пленум Верховного суда (ВС) принял решил вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих банкрота.

Мы все его ждали. Проект документа готовился с 2016 года и в первый раз обсуждался 28 ноября 2017 года.

Изменений как таковых немного не много. В   п. 4 внесены поправки, предлагающие отсчитывать прошлый трехлетний период для субсидиарной ответственности от фактического возникновения признаков банкротства, независимо от того, скрывалось ли действительное финансовое состояние должника.

П. 8 постановления о подаче заявления о собственном банкротстве в окончательной редакции содержит ограничение: учредительным документом полномочия по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не могут быть предоставлены только одному из его директоров.

Абзацы 2 и 3 п. 21 исключены из окончательного текста (судья-докладчик И. Разумов). В них говорилось об ответственности лица, контролирующего отдельную сделку в цепочке сделок банкрота.

В п. 24 и 25 указаны стандарты доказывания в делах об ответственности за непередачу арбитражному управляющему документов должника и о невнесении сведений в ЕГРЮЛ и в реестр сведений о фактах деятельности юрлиц.

Замечания Министерства юстиции, кого считать контролирующим лицом, разработчики не стали утверждать. Контролирующим признается лицо, под влиянием которого были заключены сделки, «изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника» и которое определило их существенные условия.

Мы все его ждали. Проект документа готовился с 2016 года и в первый раз обсуждался 28 ноября 2017 года.

Изменений как таковых немного не много. В   п. 4 внесены поправки, предлагающие отсчитывать прошлый трехлетний период для субсидиарной ответственности от фактического возникновения признаков банкротства, независимо от того, скрывалось ли действительное финансовое состояние должника.

П. 8 постановления о подаче заявления о собственном банкротстве в окончательной редакции содержит ограничение: учредительным документом полномочия по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не могут быть предоставлены только одному из его директоров.

Абзацы 2 и 3 п. 21 исключены из окончательного текста (судья-докладчик И. Разумов). В них говорилось об ответственности лица, контролирующего отдельную сделку в цепочке сделок банкрота.

В п. 24 и 25 указаны стандарты доказывания в делах об ответственности за непередачу арбитражному управляющему документов должника и о невнесении сведений в ЕГРЮЛ и в реестр сведений о фактах деятельности юрлиц.

Замечания Министерства юстиции, кого считать контролирующим лицом, разработчики не стали утверждать. Контролирующим признается лицо, под влиянием которого были заключены сделки, «изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника» и которое определило их существенные условия.

 

 

Рубрики: Новости