Лучшая защита от уголовного преследования — правильное оформление документов

Дмитрий Дедов

Дмитрий Дедов

 

 

В РСПП состоялось обсуждение проблемы ответственности топ-менеджеров за убытки, которые они причиняют своими действиями. Участники дискуссии разобрали "революционное" решение ВАС по делу гендиректора "Кировского завода", поаплодировали Дмитрию Дедову, автору особого мнения по нему, вспомнили, что на корпоративных руководителей не только вешают долги, их еще и сажают в тюрьму, порекомендовали, как этого избежать, а также посетовали на отсутствие критериев их ответственности.

Вчера в десятом часу утра в особняке Российского союза промышленников и предпринимателей на Котельнической набережной собралось несколько десятков корпоративных юристов и представителей российских компаний и банков. Они хотели узнать, как, в том числе с учетом поправок в Гражданский кодекс, которые сейчас рассматриваются Госдумой, будут взыскиваться убытки с топ-менеджмента. "Мы все испугались, посмотрите на зал, здесь никогда столько народу не было", — заявил в разгар обсуждения Валерий Еременко, один из докладчиков, партнер судебной практики адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" (эта юркомпания была соорганизатором конференции).

Открыл обсуждение управляющий директор по корпоративным отношениям и правовому обеспечению РСПП Александр Варварин. "Текущее состояние [корпоративного управления] не внушает оптимизма, — заявил он и привел тому подтвеждение: — РФ в индексе конкурентоспособности, составленном Всемирным экономическим форумом, занимает 120 место, — и посетовал: — Партнеры по БРИК нас обгоняют". Так, если Китай занял 77 место, то Бразилия вообще оказалась на 49-м. Выше России разместился и ее партнер по Таможенному союзу: у Казахстана 67 место в рейтинге. По словам Варварина, многие российские компании уже предпочитают регистрироваться именно в этой стране.

Не обошлось в приветственном слове и без упоминания предвыборной статьи Владимира Путина, в которой он поставил задачу "сделать 100 шагов и подняться на 20 место" в этом рейтинге. "Столько шагов сделать будет сложно. Базовые институты корпоративного управления не развиты, а без четких правил и механизмов привлечения к ответственности обеспечить нормальное корпоративное управление нельзя", — заключил Варварин.

Собственно, обсуждение выработки правил игры для руководителей компаний и банков стало основной темой конференции. "При рассмотрении исков о взыскании убытков исходят из того, что топ-менеджеры компаний обязаны действовать разумно и осмотрительно в интересах общества, но это абстрактные понятия. Хороший руководитель или нет, законно установить невозможно", — отметил Еременко из "ЕПАМ". — Здесь важно отсутствие личной заинтересованности, аффилирированных лиц в цепочке сделок, изучение всей информации, необходимой для принятия решения".

По его словам, до 2012 года взыскать убытки с менеджмента было "практически невозможно". Во-первых, миноритарии акционерных обществ не обладали необходимой информацией, во-вторых, сведения истца о сумме убытков носили предположительный характер (он не имел права требовать бухгалтерскую документацию), и именно на этом основании суд отказывал ему. Фактически положения закона "не работали", что привело к тому, что "только 10% крупных сделок в РФ структурировались в российском законодательстве, большинство уходило в английское право, где легче взыскать убытки", — сказал Еременко.

Однако, как он считает, все изменилось после того, как 6 марта 2012 года Высший Арбитражный Суд РФ вынес "революционное" решение (см. материал "Право.Ru" на эту тему), отправив на пересмотр дело о взыскании убытков с гендиректора ОАО "Кировский завод" Георгия Семененко за сомнительные сделки, в результате которых "дочка" предприятия по завышенной, как считают истцы, цене выкупила у семьи топ-менеджера ее актив — 66-процентную долю в ООО "Сигма-инвест". Суды всех инстанций отказались удовлетворить иски миноритариев, сославшись на недоказанность претензий, однако ВАС счел их аргументацию "достаточно серьезной" и возложил бремя доказывания на ответчика. "Нормальное лицо должно было честно судиться, а не прятаться", — сказал тогда глава ВАС Антон Иванов.

— У нас есть уникальная возможность послушать разные точки зрения на этот вопрос, потому что сегодня здесь присутствует содокладчик по делу судья ВАС РФ Дмитрий Дедов", — удивил модератор конференции, партнер практики M&А и корпоративного права "ЕПАМ" Дмитрий Степанов.

— В данном деле удалось доказать, что ответчик в этих сделках является бенефициаром двух оффшорных компаний. При этом гендиректор не скрывал факт покупки: да, мы приобрели, это очень привлекательный актив. Но так не бывает! — почти воскликнул Дедов (он, кстати, является автором особого мнения по этому делу, подробнее прочитать можно здесь). — Приобрести собственные акции и назвать их при этом привлекательным активом. Налицо конфликт интересов: ты и продаешь и покупаешь". Эмоциональное выступление судьи ВАС сопровождалось аплодисментами, а на реплику из зала о целесообразности вмешательства суда (при известной загруженности судей) в "экономическую составляющую сделки", Дедов отреагировал так: — Судьи тоже молодые люди, преодолевают периоды развития".

Еще один выступающий — руководитель уголовно-правовой практики "ЕПАМ", адвокат Виктория Бурковская напомнила, что в российской действительности существуют не только попытки взыскать убытки с недобросовестных топ-менеджеров, но и ответственность для них по Уголовному кодексу. Поэтому выступление Бурковской во многом было инструкцией о том, как избежать тюрьмы.

Лучшая защита от возможного уголовного преследования, по ее мнению, — это правильное оформление документов (и "не задним числом"), а также уголовно-правая оценка рисков при заключении сделки и ее последствий. Американские суды настолько охотно идут на процедуру disclosure (раскрытие финансовой отчетности), что "иногда просто страшно", добавила она, а потом продолжила пугать слушателей: "К сожалению, мир глобализуется, и данные о безналичных расчетах очень долго хранятся в американских банках".

— Уголовное преследование лучше предупредить, чем потом с ним разбираться, — резюмировала Бурковская, с этим тезисом никто спорить не стал, а Степанов прокомментировал ее выступление так: — Не у Еременко нужно брать консультации, а у уголовных адвокатов.

Завершил же конференцию директор Центра гражданского законодательства при Правительстве РФ Андрей Габов. Он указал на размытость определения ответственности топ-менеджеров. "Ни один суд не может дать внятного толкования, что такое критерии ответственности. Высшие судебные инстанции определяют разумность и добросовестность руководителя тем, проявил ли он заботливость и осмотрительность и наоборот, — отметил Габов и потребовал определенности: — Нужен критерий оценки действий". Остается надеяться, что эту мысль тем или иным способом доведут до законодателей, представителей которых на мероприятии не было.

 

Автор: Алиса Штыкина
Тема: Экспертиза законодательства, Законодательство, Корпоративный спор
Суд: ВАС РФ
Организация: РСПП

 

 

Рубрики: Полезная информация